Собака лаяла
Вот и сейчас
Так больно
Но дело
А я с бабушкой
Бабушка посмотрит
А такая, такая
Ясно дело
Сокол! Сокол!
Миша, не выступай!
Да, так и было
Он слышал
А потом
Она смеется
А цветком
Он подходил
Она приехала
Я знал
Лена продолжала
А Оля стояла
Я растерялся
Пойдем обратно
Но что поделаешь
Но один
Но что поделаешь
Но один я



Экономика за молодежью
В городе Вязьма Смоленской области прошел Региональный инновационный конвент. Целью мероприятия была демонстрация инновационных проектов талантливой молодежи и проведение бизнес-форума.
подробнее >>>


все новости…
У нас собрана самая полная база проверенных компаний по обслуживанию бизнеса!
За три дня мы подберем вам идеального партнера для бизнеса, которые предоставит вам скидку на услуги!!!

1. Подбор компании открывающей ООО и другие организационные формы



2. Подбор рекламного агентства



3. Подбор компаний предлагающих юридические услуги



4. Подбор компании предоставляющей бухгалтерские услуги



5. Консалтинг



6. Продвижение и реклама в интернет


Григория отпустила

Григория отпустила задумчивость, и он спросил:
— Тихо. Поди, к дождику. Нажмем?
Я размешал опять глины, подал кирпичи. Локти его замелькали проворней, и язык — тоже. Стал задавать вопросы, перебивал, не дослушивал, но мне опять сделалось спокойно.
— У тя нет детей? Знаю — нету. А отца помнишь?.. Проводили мы его, да не встретили.
Я представлял, конечно, отца, только немного. Его брали тогда на фронт, и он прощался. Посадил меня на крыльцо, стал кормить земляникой. Эту пластинку принесли на дорогу. Он совал ее в рот горстями, я задыхался от горячих ягод, но их делалось больше, все больше, и я заплакал. Мои первые слезы, которые знаю. После них — сонно, сладко стянуло ноги, и не слышал, как запрягли лошадь и собрали отца, — так он тихо уехал.
Тот, другой, зимний день врезался больше. Мать с похоронной ушла в поле, надеясь умереть, потеряться, но застряла в снегу у последних плетней. Привели под руки — она махалась шалью, хохотала, про меня забыла.
Но зашел Григорий. Ночью мы спали с ним на печке. Под тулупом было жарко и душно, а он говорил, говорил о себе, о длинных войнах, накликая надежду и сам веря, что отец вернется. Но от кирпичей, от тулупа, от его крепкой щетины на подбородке стало совсем жарко. Я спал уже, что-то снилось, а он все говорил, уверял, признавался, и к утру поверилось — жив отец и вернется. Но он не вернулся.
— А не забыл, как рядком ночевали? Отогрелись… Я сам тогда — хоть головой в воду. Послышишь — у одних убит, у других убит, давит совесть.


Просим в аптеку Для тепла Светало Не забрили Отец их стыдился Спалось плохо